Category Интервью

Юрий Александрович КУЗНЕЦОВ
Комедия комедии рознь ( блиц-интервью популярного актера театра и кино Юрия Кузнецова ИА «Великий Новгород. ру»
4 ноября 2004 года)

— Вы много снимались в комедийных фильмах. Как ощущает себя актер, когда над ним смеется зрительный зал, ведь, насколько известно, даже великие комики иногда болезненно переживают, когда их воспринимают в этом единственном ракурсе?
— Нет, по-другому надо ставить вопрос. Во-первых, смеются-то не надо мной, а над персонажем, я только изображаю кого-то. На сцене я один, дома — другой, и это нормально, клоун он ведь не всегда клоун — это профессия, жанр. И это не обидно, смех для людей приятнее даже физиологически, чем какой-то катарсис после трагедии.
Комедия это не триллер, где напряжение, адреналин, страх, острота ощущений. Но полезнее, думаю, все-таки комедия, она несет в себе положительный заряд, положительный эмоции, все то, чего нам сейчас сильно не хватает.

— Сегодня на конференции Юлия Рутберг сказала о том, что в России сейчас два вида юмора. Один — примитивный, который идет
от нежелания зрителя напрягаться самому, и к этому нежеланию подстраиваются некоторые юмористы, показывая зрителю то,
что он ожидает — этакую юмористическую жвачку. И есть юмор умный, который приподнимает человека над собой, позволяет
взглянуть на себя и окружающий мир с другого ракурса. Вот вы как относитесь к такому высказыванию?

— Я согласен с Юлией, потому что действительно есть «Аншлаг», есть «Кривое зеркало» Петросяна, с которого хочется переключиться на какую-нибудь другую программу, во всяком случае в нашей семье. А есть ведь и другое — Салтыков-Щедрин, есть Чехов, Гоголь, Зощенко┘ Конечно, это все нельзя сравнивать, но тем не менее.
Вот возьмем афишу «Вишневого сада»: подписано «Антон Павлович Чехов» и ниже — «комедия». И режиссеры, и актеры, когда в первый раз с этим сталкиваются, начинают ломать голову, что он вообще имел в виду, написав «комедия»? Вот в «Чайке» он пишет «драма», но там есть насилие, это понятно. А в пьесе «Вишневый сад» он подписал «комедия», хотя в обычном смысле эта история не подходит под эту категорию — видите, какое-то другое отношение.
Или был такой автор Сафронов, вот это ужасно, этакий соцреализм, и комедии такие «пуповые» — в зале хохот жуткий «сафронический», с сотрясением всех внутренностей.
Так что юмор юмору, конечно, рознь.

— В таком случае можно ли сказать, что настоящая комедия находится где-то на грани души и физиологии?

— Да-да, это как раз та грань. И нужно иметь такой такт, такую осторожность, чтобы пройти и не упасть в эту физиологическую покатуху, в животный смех, и в то же время чтобы шло тепло, была какая-то сердечность.

Справка:

Юрий Александрович Кузнецов родился 3 сентября 1946 года в Красноярском крае, в городе Абакане.
В 1969 году он окончил во Владивостоке актерский факультет Дальневосточного педагогического института искусств и до 1979 года играл на сцене Хабаровского драматического театра. Затем, в 1979-1986 годах, Юрий Кузнецов работал актером Омского театра драмы, а в 1986 году он перешел в труппу Ленинградского театра комедии.
В кино артист дебютировал в одной из ведущих ролей в военной драме Семена Арановича «Торпедоносцы», вышедшей на экраны страны в 1983 году. В следующем году Юрий Кузнецов появился в картине Алексея Германа «Мой друг Иван Лапшин» и в телевизионном детективе Евгения Татарского «Колье Шарлотты», и затем роли последовали одна за другой.
За десять лет Кузнецов стал одним из самых популярных актеров отечественного кино. Он снялся в психологической драме «Единожды солгав» и в экранизации «Собачьего сердца», поставленных Владимиром Бортко. У Владимира Трегубовича в фильме «Прохиндиада, или Бег на месте», в ленте Александра Прошкина «Холодное лето пятьдесят третьего…». У Сергея Снежкина в «ЧП районного масштаба» и в «Невозвращенце», в «Псах» Дмитрия Светозарова, в плутовском детективе Виктора Сергеева «Гений». В драме Дмитрия Месхиева «Над темной водой», в драме Валерия Тодоровского «Подмосковные вечера», в картине Алексея Балабанова «Брат». Вот далеко не весь перечень известных работ талантливого актера.
Огромную популярность принесло Юрию Кузнецову участие в многосерийном проекте «Менты» («Улицы разбитых фонарей»), в котором он сыграл одну из ведущих ролей. Сериальные остроумцы-оперативники с подачи сценариста и писателя Андрея Кивинова дали своему шефу прозвище «Мухомор». Народ же, как всегда, путает вымысел с явью и считает, что Юрий Александрович в жизни ничем не отличается от киноперсонажа.

Read More